Зеленский начал зачистку несогласных

На минувшей неделе на Украине начался переход от точечных репрессий в отношении оппозиции к системным мерам против широкого круга граждан и организаций

В Верховную Раду Украины внесли два закона, предусматривающих запретительную и уголовную ответственность за любые формы коллаборационизма. В первом разъясняется, что под «коллаборационистской деятельностью» понимаются «отрицание вооруженной агрессии против Украины» (со стороны России), «установление временной оккупации части территории Украины» (ДНР, ЛНР и Крым), а также публичные призывы к поддержке государства-агрессора» и любые формы сотрудничества с ним или оккупационными администрациями. Второй закон уточняет санкции за эти правонарушения: учителя, работающие на территории Крыма, ДНР и ЛДНР, могут потерять работу или сесть на два года, украинские политики – отправиться в тюрьму на 15 лет, партии, СМИ и религиозные организации – лишиться регистрации. Раскрутка маховика репрессий синхронизирована с выходом Украины из режима перемирия на Донбассе и интенсификацией обстрелов его территории.

После победы Джозефа Байдена на президентских выборах его люди начали разгребать наследие, оставшееся от Дональда Трампа. Когда руки дошли до Украины, в Вашингтоне схватились за голову: столь удачно стартовавший при президенте Бараке Обаме проект оказался на грани провала. И дело тут не только в слабости Зеленского и отсутствии у него нормально работающего правительства.

Расплатой за экономические «успехи» Зеленского в виде принятия закона о земле, продолжения передела собственности в пользу западных инвесторов и исполнения рекомендаций МВФ, обернувшихся ростом тарифов, сокращением рабочих мест и снижением уровня жизни населения, стало существенное падение его рейтинга. Снижение популярности партии «Слуга народа» сопровождается ростом этих показателей у оппозиции.

Ещё одним вызовом стала необходимость как-то увязать реанимацию атлантического партнёрства с блокированием строительства «Северного потока – 2», против чего возражает Германия. На стыке этих проблем возникла идея перезагрузки и ещё большей радикализации проекта «Антироссийская Украина».

Пейзаж перед битвой

К концу января 2021 года рейтинг Зеленского, за которого во втором туре президентских выборов проголосовало 73,22 процента избирателей, рухнул до 19,8 процента. Популярность его партии «Слуга народа» за полтора года упала с 43,16 до 12,3 процента. На этом фоне существенно вырос (с 13,5 до 22–23 процентов) рейтинг партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» (ОПЗЖ). Члены этой политической организации выступают против оголтелого национализма и дискриминации русскоязычного населения, называют войну в Донбассе гражданской и открыто контактируют с Москвой по вопросам обмена пленными и вакцинации против ковида. ОПЗЖ – партия украинского истеблишмента: практически вся её верхушка работала в высших органах власти, занимая руководящие посты в правительстве, Верховной раде и администрации президента.

На фоне стремительного обрушения рейтинга действующего президента Украины и его партии «Слуга народа» популярность оппозиционных власти партий растёт с каждым днём.
Фото: стрингер/РИА Новости

Вторым сюрпризом стал двукратный (с 2,23 до 5,2 процента) рост рейтинга Партии Шария, созданной под парламентские выборы 2019 года. Находящийся с 2012 года за границей Анатолий Шарий резко критикует националистов и политику власти в своём видеоблоге (2,5 миллиона подписчиков). Кандидаты от Партии Шария победили в ряде районов в ходе местных выборов 2020 года, и украинские эксперты прогнозируют её превращение в полноценную парламентскую партию.

Ещё одна проблема – радикалы из «Правого сектора» и других экстремистских организаций. На волне Майдана у них возникли контакты со Службой безопасности Украины (СБУ), партийными и олигархическими элитами. Политики и силовики покровительствуют радикалам и соперничают за право использовать их в своих играх, но полностью контролировать их действия не удаётся никому.

Принятый по инициативе Порошенко закон на службе у Зеленского

С начала 2021 года в борьбе с системной оппозицией украинская власть начала использовать закон «О санкциях», который был принят в августе 2014 года по инициативе партии Петра Порошенко. В нём прописан механизм введения санкций путём коллегиального решения членов Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБО) с последующей легитимацией указом президента и постановлением парламента.

Изначально закон был ориентирован на применение в отношении российских компаний и граждан России, однако его расплывчатые формулировки позволяют расширительно толковать как основания для его применения, так и перечень субъектов, на которых распространяется его действие. В списке оснований фигурируют «реальные и потенциальные угрозы национальным интересам, национальной безопасности, суверенитету и территориальной целостности Украины», а также «способствование террористической деятельности». В списке тех, к кому может быть применён закон, – «иностранные государства, иностранные юридические или физические лица» и некие «другие субъекты».

Сочетание «других субъектов» с не уточнёнными в тексте закона понятиями «потенциальные угрозы» и «способствование» позволяет применять его к кому угодно и по любому поводу.

Украинские юристы, ссылаясь на другие законы и Конституцию, пытаются оспорить правомерность применения закона «О санкциях» в отношении граждан Украины.

В этом контексте особенно двусмысленно выглядит использование столь несовершенного инструмента для введения санкций в отношении членов ОПЗЖ: Зеленский с помощью принятого с подачи его соперника Порошенко закона расправляется с партией, медийные ресурсы которой два года назад помогли ему одолеть того же Порошенко в ходе второго тура президентских выборов.

От санкций против Козака к закрытию ТВ-каналов

Поводом для введения санкций против члена ОПЗЖ Тараса Козака послужила информация о его причастности к продаже угля, добываемого на территории ДНР и ЛНР. Поскольку это решение стало своеобразным прецедентом и повлекло за собой достаточно серьёзные последствия в виде закрытия трёх популярных телеканалов, имеет смысл разобраться, как конструировалось это дело о «спонсировании терроризма».

17 января российский телеграм-канал «ВЧК-ОГПУ» сообщил об очередном переделе угольного рынка Донбасса, который якобы затеяли глава политсовета ОПЗЖ Виктор Медведчук и замминистра экономического развития РФ Сергей Назаров. Среди прочего в материале был упомянут Тарас Козак. В течение шести дней история тиражировалась в российских и украинских телеграм-каналах. 23 января её подхватили сотрудники финансируемой за счёт западных грантов Восточной правозащитной группы, а на следующий день о причастности Тараса Козака к угольным схемам «донбасских сепаратистов» начали писать украинские СМИ.

Введение санкций против члена ОПЗЖ Тараса Козака серьёзно повлияло на деятельность и функционирование всей партии.
Фото: сайт партии «Оппозиционная платформа – За жизнь»

2 февраля было заведено дело о «спонсировании терроризма», ставшее основанием для принятого в тот же день решения СНБО о введении санкций в отношении Козака, аресте его активов и аннулировании лицензий принадлежащих ему телеканалов «112 Украина», NewsOne и ZIK. В ночь на 3 февраля вещание всех трёх каналов было заблокировано. То есть маховик заработал не по результатам расследования, а менее чем через сутки после заведения дела. Именно это, судя по всему, подразумевается под борьбой с «потенциальными угрозами».

Комментируя эти действия, секретарь СНБО Алексей Данилов назвал лежащую в их основе информацию непроверенной и неподтвержденной, что не помешало ряду украинских СМИ сообщить, что решение было принято на основании «секретных данных, которыми располагает СНБО».

Пока ТВ-каналы работают через свои платформы в интернете, но Зеленский поручил МИД Украины проинформировать о принятых решениях Евросоюз и США и «поставить перед ними вопрос о применении аналогичных ограничительных мер», то есть о блокировании вещания этих каналов в интернете.

Украина стреляет по Донбассу и ищет «врагов народа»

16 февраля против Шария было заведено дело по обвинению в противоправной деятельности, наносящей ущерб национальной безопасности страны в информационной сфере, по заказу иностранных (имеется в виду – российских) структур. Фактически речь идёт об обвинении в госизмене, за которым, скорее всего, последуют попытки добиться экстрадиции (что вряд ли удастся) и запрета Партии Шария (что более вероятно, учитывая прецедент запрета КПУ). Сам Шарий не унывает, по несколько раз в день громит правых радикалов, разоблачает власть и обещает, что «Зеленскому ещё прилетит от Путина».

16 февраля под раздачу СБУ попал находящийся с 2012 года за границей Анатолий Шарий.
Фото: страница Анатолия Шария в Facebook

Затем 19 февраля прошло заседание СНБО, на котором рассматривались два блока вопросов. Первый – о ситуации в Донбассе. По итогам было принято два решения: разрешить украинским военным открывать ответный огонь без согласования с вышестоящим командованием, что означает выход Украины из режима перемирия, и внести изменения в пять секретных сценариев по Донбассу, утверждённых СНБО в декабре 2019 года. Второй блок – решение о введении санкций против трёх граждан Украины, пяти граждан России и 19 юридических лиц.

На этот раз под раздачу попали председатель политсовета ОПЗЖ Медведчук, его беспартийная жена Оксана Марченко, отреагировавшая на санкции немедленным вступлением в ОПЗЖ, гражданская жена уже получившего свою дозу санкций Козака Наталья Лавренюк и украинская компания «ПрикарпатЗападтранс», контролирующая 400 километров трубопровода, по которому идут поставки нефтепродуктов на Украину из России и Белоруссии.

Причины и последствия репрессивных мер в отношении остальных фигурантов обширного списка пока непонятны, но это не так уж важно, поскольку секретарь СНБО Данилов сразу же анонсировал новую порцию санкций против украинских политиков. 22 февраля начался сезон более серьёзных мероприятий: по обвинению в госизмене был арестован постоянный эксперт недавно заблокированных ТВ-каналов Юрий Дудкин. А с принятием внесённых на прошлой неделе законов начнётся переход от точечных репрессий к массовым.

Рукой Зеленского водят американцы

Американское посольство одобрило введение санкций в отношении членов ОПЗЖ, а на начавшиеся обстрелы Донбасса из миномётов и иной техники с применением фосфорных боеприпасов в тот же день отреагировал новый глава Пентагона Ллойд Остин. Он позвонил своему украинскому коллеге Андрею Тарану и сообщил, что конгресс уже одобрил первый транш в рамках Инициативы помощи Украине в сфере безопасности (USAI).

То есть наращивание репрессивных мер против оппозиции идёт параллельно с раскачиванием ситуации в Донбассе, и всё это происходит при одобрении Вашингтона.

На этом фоне эксперты и СМИ с упоением обсуждают расстановку сил внутри украинской олигархии и всё, что касается попавшего под санкции Медведчука, не понимая или не желая понимать, что в контексте того, что происходит на Украине, подобные темы практически лишены смысла. Интриги украинской элиты смертельно надоели занятым серьёзными делами американцам, а привычная жизнь олигархов и политиков продолжается только потому, что заокеанские кураторы ещё не решили, что с ними делать.

Общественность привычно негодует в связи с наступлением на свободу СМИ и свободу вообще, но, как говорил в сериале про Штирлица будущий создатель ЦРУ Аллен Даллес, «когда документ подписан, когда он входит в силу, тут уж можно говорить всё что угодно, сделать ничего нельзя, главное в политике – это первый шаг, решимость, твёрдость и ясность цели».

Зеленский сделал первый шаг месяц назад и уже успел подписать несколько соответствующих документов. Так что теперь – только вперёд. Что касается целей, они предельно ясны. На внутреннем контуре – ликвидировать ОПЗЖ, Партию Шария и аффилированные с ними медийные ресурсы, потом заткнуть рот всем остальным. На внешнем – устроить войну в Донбассе, обвинить Россию в агрессии и под этим предлогом вынудить Европу отказаться от «Северного потока – 2», а затем продолжить атаки, с тем чтобы, объединившись с пятой колонной, добиться смены российского руководства.

Увидеть неизбежное в хаосе вероятного

Для успешной реализации подобных проектов во главе Украины должен стоять настоящий бандит. До недавнего времени Зеленский на эту роль явно не годился, но сегодня стало понятно, что или он возьмёт на себя всю грязную работу, или его зачистят. Поэтому он очень старается доказать правоту тех, кто ещё во время президентской кампании предупреждал, что «Зеленский – это тот же Порошенко, только в профиль и много хуже».

Косвенным подтверждением решимости Зеленского «зачистить всех» – не только пророссийскую оппозицию, но и привыкших к безнаказанности правых радикалов, – является приговор бывшему лидеру одесского «Правого сектора» Сергею Стерненко, который в течение шести лет избегал наказаний за множество преступлений – от транслируемого во время стрима убийства до крышевания публичных домов и наркопритонов.

Президент Зеленский вынужденно перенимает стиль управления предшественника.
Фото: Dmytro Smolyenko/Zuma/TASS

23 февраля одесский суд приговорили его к семи годам лишения свободы за похищение депутата местного совета и незаконное хранение оружия, и, судя по заявлениям главы МВД Арсена Авакова и бывшего офицера «Азова» Андрея Билецкого, аресту и осуждению Стерненко предшествовало некое волевое решение.

Теперь Зеленскому предстоит выдержать давление радикальной улицы, которая через час после оглашения приговора в Одессе уже атаковала офис президента в Киеве, и начать конкурировать за эту страту общества с респектабельными политиками вроде Порошенко, привыкшими к эксклюзивным отношениям с радикалами. А если Порошенко или кто-то другой будет мешать, Зеленский уже знает, что делать.

В целом ситуация развивается по классическому сценарию: Муссолини зачистил левую оппозицию и мафию, Гитлер – левых, преступность и много кого ещё, а Зеленский начинает с антинацистских партий и примеривается к правым радикалам.

Но нет никакой гарантии, что у него всё получится.

Системные атаки на представителей истеблишмента, за которыми легко просматривается слом всех привычных раскладов, могут спровоцировать консолидацию украинских элит. Радикалы способны устроить такой бунт, что мало не покажется никому. А провал или ошибка Зеленского выведут на авансцену другого, ещё более отмороженного политика. Поэтому лучшим выходом для Украины был бы египетский сценарий, только пока непонятно, есть ли среди украинских военных свой Абдул-Фаттах Ас-Сиси. Но, судя по тому, что происходит в стране сегодня, там скорее появится свой Пиночет.

В Кремле прекрасно осознают всю сложность процессов, развивающихся на Украине, потому и ведут себя крайне аккуратно, что возмущает ура-патриотов, которые в режиме нон-стоп требуют немедленного принятия решительных мер.

Вера Зелендинова

Источник: "Октагон"