3 проблемных дома и 700 безработных строителей

Банкротство «Саратовгесстроя» завершилось раньше, чем следствие по делам его руководителей

Банкротство ЗАО «Саратовгесстрой» завершилось. Застройщик, отметившийся в Саратове участием в строительстве первой очереди новой набережной и громкими уголовными делами, окончательно перестал существовать.

Точку в деле поставил областной арбитраж. Конкурсное производство в отношении компании длилось 5 лет, а претензии кредиторов перевалили за 1 млрд рублей. Только в ходе конкурсного производства в реестр внесли требования на 731,8 млн.

На память о себе «Саратовгресстрой» оставил 3 проблемных дома в Балаково, что возводила его дочерняя структура. Заканчивать их пришлось, создав ЖСК. Одних только требований о передаче жилых помещений непогашенной части накопилось на 481,7 млн рублей, поясняет пресс-служба арбитражного суда.

Cкандалы с компанией начались со строительства первой очереди новой набережной в Саратове. При ее сооружении «Саратовгесстрой» во всю использовал для забутовки разномастный щебень пополам с мусором, от чего она несколько лет постоянно проваливалась. Ликвидацию последствий оценили в 62 млн рублей.


История банкротства компании была долгой и драматичной. Ее крах оставил без работы порядка 700 строителей, и свыше 300 дольщиков — без их квартир. Банкротный процесс моментально оброс уголовными делами, но вот парадокс — основной бенефициар и бывший гендиректор компании Александр Шалабанов основного груза ответственности избежал.


Арестовывали его в 2017 году по подозрению в растрате, а до суда доехало дело о злоупотреблении полномочиями, по статье гораздо менее тяжкой. Сделки с различными ООО, с которыми «Саратовгесстрой» порой расплачивался квартирами в своих домах, подробно разбирали потом арбитражные управляющие. Обнаруживалась масса странностей, вроде взаимного не выполнения обязательств ни одной из сторон.

Управляющий «Саратовгесстроя» Виктор Марков расценивал сделки как хищение имущества и писал заявления в правоохранительные органы. Но следствие ничего, кроме нанесения ущерба собственно «Саратовгесстрою» в них не усмотрело, возбужденное было дело о растрате переквалифицировали. В итоге все закончилось прекращением уголовного преследования за истечением сроков давности. Решение вынес летом 2019 года Саратовский областной суд. Правда, сразу же стало известно, что Шалабанову выдвинули обвинение по новому уголовному делу, о мошенничестве. Но дальнейшей информации о ходе расследования не озвучивалось.


Уголовных дел не избежал ни один из директоров «Саратовгесстроя». Но для Юрия Шибакова с Алексеем Панагушиным все обернулось куда более крупными неприятностями, чем для основного владельца фирмы. Шибаков руководил компанией чуть меньше трех месяцев, но получил 2 года за мошенничество и злоупотребление полномочиями. Конкретно его вину усмотрели в заключении договоров с дольщиками в тот момент, когда компания находилась уже в финансовом пике.


Алексей Панагушин получил 2 года лишения свободы за неуплату налогов в 2016 году и 6 лет за мошенничество — в 2018. В итоге последний приговор отменил Саратовский областной суд, оправдав бизнесмена полностью. Но первый кассационный суд отменил это решение и отправил дело на доследование. Во второй раз областная инстанция переправила дело на новое рассмотрение обратно в Балаковский районный суд, который в свою очередь возвратил его следствию. Можно сказать, что круг замкнулся.

К субсидиарной ответственности по делам «Саратовгесстроя» тоже требовали привлечь всех троих руководителей. Общий размер субсидиарки превышал 1 млрд рублей, но взыскали в итоге куда меньшие суммы. Сначала 2,2 млн рублей со всех троих, и еще 9,8 отдельно с Шалабанова. Алексей Панагушин пережил личное банкротство и взыскать с него было практически нечего.


Сейчас все имущество «Саратовгесстроя», которое удалось найти, продано. Средства от его реализации направлены на погашение текущих долгов и обеспечение требований залоговых кредиторов.


Источник: "Бизнес-вектор"