Bloomberg: как погоня за яхтами российских олигархов оказалась для Запада финансовой ловушкой

Содержание подобных судов может обходиться в миллионы долларов, и теперь часть этих сумм могут лечь на плечи американских и европейских налогоплательщиков, пишет Bloomberg

Amadea, суперяхта стоимостью 325 миллионов долларов, с июня пришвартована в порту Сан-Диего. Сейчас она не эксплуатируется и юридически привязана к порту  на много месяцев, а то и лет.

Это 106-метровое судно, с шестью палубами, величественно возвышается над прибрежным парком, куда семьи приезжают на пикники, а рыбаки ловят скумбрию. США утверждают, что владельцем является российский олигарх, который попал под санкции; в качестве доказательства правительство отметило его недавние покупки новой печи для пиццы и сверхбыстрых гидроциклов. На борту уже находились два детских рояля (один расписан вручную), 10-метровый мозаичный бассейн и то, что могло быть одним из последних оставшихся яиц Фаберже, заказанных российской императорской семьей, оцениваемый в миллионы долларов. Все это сейчас на попечении американских налогоплательщиков.

А ведь суперъяхта требует трепетного ухода. Невозможно захватить судно, а затем оставить в доке без присмотра и ждать, пока не закончится конфликт России и Украины. Соленая вода и влажность вызывает ржавчину и плесень, если не включен кондиционер. Amadea может производить собственную энергию и опреснять воду, и эти системы тоже необходимо обслуживать. Винты необходимо регулярно запускать, чтобы предотвратить накопление ракушек. Обычно яхту моют минимум раз в неделю, чтобы избежать накопления грязи, которая может повредить внешний вид и потребовать многомиллионной перекраски. За швартовными тросами также необходимо следить, чтобы они не порвались при сильном ветре или сильном течении.

Стандартный экипаж Amadea — это 33 человека, но пришвартованное судно должны обслуживать не меньше половины экипажа — от инженеров до палубных матросов. Все это требует страховщик яхты, оплата полиса которого — еще один гигантский расход. Плата за швартовку любого конфискованного судна в Сан-Диего составляет почти 1000 долларов в день. Таким образом, годовая стоимость содержания Amadea в порту тянет примерно на 10 миллионов долларов.

После начала СВО суперъяхты россиян начали хаотично метаться по всему миру в поисках вод, недоступных для санкций. Некоторые отключили свои транспондеры, чтобы их передвижения нельзя было отследить. Amadea не стала этого делать, пройдя более 7000 морских миль от Сент-Мартена в Карибском море до порта Лаутока на Фиджи. Яхта прибыла ранним вечером в середине апреля; его экипаж ожидал смены через несколько дней. Вместо этого они столкнулись с тремя агентами ФБР, которые изолировали капитана и нескольких других членов экипажа в транспортном контейнере с кондиционером и допрашивали их до раннего утра.


Агенты хотели знать, почему экипаж был таким большим, почему они использовали кодовые имена (G-1 и G-2) для пассажиров, и почему они скрывали истинного владельца яхты, российского олигарха Сулеймана Керимова, на которого США наложили санкции еще в 2018 году.


Однако экипаж заявил, что использование кодовых имен для суперяхт является стандартной практикой, и отрицал помощь в сокрытии чьей-либо личности. Агенты ФБР перехватили другого капитана Amadea и двух членов экипажа во время короткой остановки в Лос-Анджелесе по пути на Фиджи. Их тоже допрашивали часами. Затем агенты аннулировали их американские визы, скопировали все данные мобильных телефонов в качестве улик и депортировали. Керимов не ответил на запросы Bloomberg о комментариях.

В июне, после затянувшейся судебной тяжбы, правительство США добилось от суда Фиджи разрешения приступить к конфискации Amadea. Служба маршалов США наняла компанию, чтобы найти команду для отправки в Сан-Диего, а затем заключила субподряд с другими фирмами, чтобы помочь ей в управлении. Там судно остается и по сей день, отгороженное колючей проволокой и знаками запрета, пока Министерство юстиции США не решит, что с ним делать. «Какой бы красивой она не была, яхта уже давно мозолит мне глаза, когда я пытаюсь ловить рыбу», — говорит Уго Санчес, житель Сан-Диего, подсекая скумбрию в тени суперяхты.


Используя офшорные компании, зарегистрированные в налоговых гаванях, таких как Бермудские или Каймановы острова, российские миллиардеры сумели обзавестись одними из самых больших судов в мире. В некоторых есть кинотеатры, подводные лодки, огромные панорамные окна над кроватями для наблюдения за звездами.


В некоторых есть хаммамы, джакузи с подогревом, небольшие бассейны и изысканные бары. Некоторые настолько велики, что даже слово «суперяхта» для них не подходит — те, что длиннее 100 метров, принято называть мегаяхтами или гигаяхтами. По данным SuperYacht Times, из 153 существующих больше всего принадлежит именно россиянам — около 30.

Вскоре после начала конфликта Министерство юстиции создало оперативную группу KleptoCapture для выслеживания уклоняющихся от санкций и их активов, но мало кто ожидал, что она станет преследовать суперяхты по всему миру. Департамент конфисковал Tango в Испании в марте, а пять месяцев спустя агенты ФБР поднялись на борт Alfa Nero в карибской стране Антигуа в рамках продолжающегося расследования.

Другие западные правительства тоже не остались в стороне. Итальянские власти конфисковали как минимум четыре суперяхты, в том числе одну, по утверждениям США, связанную с президентом России Владимиром Путиным — судно стоимостью 650 миллионов долларов с двумя вертолетными площадками и бассейном, который можно превратить в танцплощадку.


Они также арестовали самую большую в мире парусную яхту стоимостью 550 миллионов долларов с грот-мачтой выше Биг-Бена и стеклянной подводной смотровой площадкой.


Германия задержала 155-метровую Dilbar стоимостью 600 миллионов долларов — одну из крупнейших в мире суперяхт по объему — из-за ее возможных связей с находящимся под санкциями миллиардером Алишером Усмановым, который в свою очередь утверждает, что арендовал ее у неподконтрольного ему траста. Для полного обыска этого судна потребовалось более 60 сотрудников полиции. С начала конфликта западные правительства задержали более дюжины суперяхт, которые они связывают с российскими гражданами. По данным Bloomberg News, стоимость судов составляет не менее 4 миллиардов долларов.

Погоня за яхтами стала пиар-успехом для западных правительств, но юридически и, как ни странно, финансово, оказалось полным бардаком. Большинство кораблей неподвижно прикованы и просто выкачивают деньги налогоплательщиков. Годовое содержание яхты в рабочем состоянии может стоить от 10% до 15% ее стоимости — «налог на тщеславие» для богатых, как говорят об этом юристы. Яхты дешевле в обслуживании, когда они не курсируют в море. Но, даже используя ультраконсервативную оценку в 3% от стоимости корабля, правительства США и Италии будут платить более 50 миллионов долларов в год за содержание своего флота арестованных мегаяхт.

Должностные лица портов во Франции и Испании утверждают, что не налогоплательщики, а сами владельцы покрывают расходы на яхты, даже при наличии санкций. Эта договоренность вряд ли продлится долго, поскольку конфликт продолжается, а активы остаются замороженными. (После того как владелец суперяхты не заплатил частной верфи в Испании, суд Барселоны удовлетворил его ходатайство об аресте судна).

В июне, вскоре после конфискации Amadea, советник по национальной безопасности США Джейк Салливан пожаловался на смехотворность ситуации. «Знаете, что самое безумное? После того как мы эти яхты захватим, нам придется платить за их содержание», — сказал он в прямом эфире перед мероприятием в Центре новой американской безопасности. «Некоторым людям сейчас  платят за обслуживание российских суперяхт от имени правительства США».

«Яхты нуждаются в большой любви. Они пытаются утонуть буквально каждый день»

На то, чтобы понять, что делать с судами, уйдут годы. Некоторые страны могут решить их фактически конфисковать и продать. США пообещали сделать это с помощью конфискации — сложного процесса, который включает в себя доказательства в суде того, что актив был приобретен на преступные доходы. В этом случае преступлением будет нарушение санкций.

Однако сначала США должны доказать, кто на самом деле является владельцем, что непросто, учитывая сложные схемы и подставные компании, которыми пользуются многие российские миллиардеры. Но эти усилия, похоже, уже предпринимаются; некоторые члены экипажа уже получили повестки в суд.


Стефан Касселла, бывший федеральный прокурор, специализирующийся на конфискации, сравнивает трудности, связанные с установлением российского права собственности на активы, с тем, как это было сделано с наркобаронами: «Наркоторговцам ничего не принадлежит. Их подруги владеют всем. Так что они будут долго судиться по этому поводу». В министерстве юстиции США отказалось от комментариев.


Перед Европой стоит еще более сложная задача. Во многих странах нарушение санкций даже не является преступлением, что на данный Европейский союз пытается изменить. Многипе попавшие под санкции россияне уже пытаются вернуть то, что было заблокировано.

Деньги от задержанных яхт, а также вилл, банковских счетов и даже замороженных резервов Центрального банка России могут быть направлены Украине, которая остро нуждается в финансировании. Правительство  Украины оценивает стоимость восстановления разрушенных дорог, мостов, домов, заводов и энергосистем в 750 миллиардов долларов. Американские и европейские законодатели пытаются выяснить, как использовать российские активы для поддержки Украины, не нарушая права собственности и не провоцируя слишком много юридических споров. В мае президент Европейского совета Шарль Мишель заявил, что поддерживает конфискацию активов, находящихся под санкциями, чтобы помочь восстановить Украину.


Когда дело доходит до яхт, долгая юридическая тяжба никому не помогает, считает Гленн Вайс, американский морской юрист в Монако. «Не боритесь за лодку, боритесь за деньги», — говорит он. «Яхты нуждаются в большой любви. Они пытаются утонуть буквально каждый день».


Российские олигархи начали скупать огромные яхты десять лет назад, когда экономика восстанавливалась после мирового финансового кризиса. У них был образец для подражания: покойный миллиардер корпорации Microsoft Пол Аллен. Его Octopus был оборудован подводной лодкой и считался самой большой исследовательской суперъяхтой в 2003 году. Многие российские миллиардеры обратились к дуэту, который нанимал Аллен норвежскому архитектору Эспену Ойно, и немецкой верфи  Lürssen.

Игорь Сечин, главный исполнительный директор контролируемого государством нефтяного гиганта ОАО «Роснефть», олицетворял эту эпоху. Сечин отрицает, что владеет какими-либо суперъяхтами, но, по словам людей, знакомых с ситуацией, он часто использовал 85-метровую St. Princess Olga. (Позднее название лодки было изменено на Amore Vero — по-итальянски «настоящая любовь». Считается, что Сечин сделал это после развода со своей женой Ольгой.)

В 2013 году он начал разрабатывать проекты еще более крупного судна под кодовым названием Project Thunder, сообщают источники Bloomberg. В следующем году, присоединения Крыма, США включили Сечина в свой санкционный список. Правда это не остановило работу над Project Thunder в Европе.

Четыре года спустя Lürssen построила 135-метровое судно стоимостью 600 миллионов долларов, оснащенное не одной, а двумя вертолетными площадками и достаточным пространством для 18 гостей и 40 членов экипажа. Яхта, которая теперь называется Crescent, и Amore Vero, принадлежащая офшорным компаниям, свободно бороздила европейские воды до конца февраля, когда ЕС ввел санкции против Сечина. Оба судна попытались уйти в безопасные гавани, но власти оказались быстрее. Amore Vero был задержана во Франции, а Crescent — в Испании.

Amore Vero, пришвартованная в порту Ла-Сьота, к востоку от Марселя, настолько велика, что ее видно с другого конца города. Филипп Бонно, 80-летний инженер на пенсии, который может видеть суперяхту со своей террасы, подал онлайн-петицию с призывом использовать ее в качестве гостиницы для украинских беженцев. Он собрал почти 29 000 подписей. «Нет смысла оставлять ее там без использования», — считает он.

Многое вокруг Amore Vero остается загадкой. Французские таможенники говорят, что Сечин является бенефициаром, владеющим ей через офшорную компанию. Сейчас прокурор Марселя пытается это доказать. Сечин отрицает, что владеет Amore Vero, а юристы компании Kazimo Trade & Invest Ltd., зарегистрированной на Британских Виргинских островах, говорят, что настоящий владелец не подвергается санкциям, но, согласно судебным разбирательствам, отказался называть его имя. Источник, близкий к MB92 Group, компании, которая обслуживала Amore Vero, когда ее впервые задержали, утверждает, что за обслуживание судна компании платила организация, не попавшая под санкции, ноне называет ее.


Crescent, темно-синее судно с выдвижным ангаром для вертолетов и кинотеатром, стоит в испанском порту Таррако, примерно в часе езды от Барселоны. Испанские таможенники не смогли найти ничего, связывающего судно с Сечиным, который также отрицал какую-либо связь с ним. Вместо него владельцем оказался малоизвестный олигарх по имени Эдуард Худайнатов. Он также является владельцем Amadea, по крайней мере, на бумаге, но США утверждают, что он просто «подставной владелец», владеющий ею от имени Керимова.


Худайнатов был генеральным директором «Роснефти» до 2012 года, когда к власти пришел Сечин, а позже создал собственный нефтегазовый бизнес. Испании, возможно, пришлось бы выпустить суперяхту, потому что Худайнатов нигде не попал под санкции, но в начале июня ЕС занес его в черный список за «получение выгоды от правительства Российской Федерации».

Как и во многих деловых отношениях с участием российских олигархов, то, что написано на бумаге, не всегда соответствует действительности. По словам людей, знакомых с ситуацией, Сечин принимал непосредственное участие в проектировании и строительстве Crescent. Власти США и Испании отказались комментировать, считают ли они, что Худайнатов в очередной раз действовал от имени Сечина из-за санкций. Сечин, со своей стороны, не ответил на вопросы о том, что ранее использовал или курировал конструкцию судна. Между тем, испанские морские чиновники утверждают, что владелец оплатит 15 миллионов евро, которые будут стоить годовое содержание Crescent в порту Таррако. Кто-то платит, но конкретные имена они озвучивать отказались.

Худайнатов, согласно письменным показаниям США, также является бенефициаром группы подставных компаний, владеющих суперъяхтой Шехерезада стоимостью 650 миллионов долларов, которую итальянские власти задержали в марте в Марина-ди-Каррара в Тоскане. Это делает Худайнатова, которого нет ни в одном из признанных списков самых богатых людей мира, очевидным владельцем трех яхт стоимостью почти 1,6 миллиарда долларов, спроектированных Ойно и построенных Lürssen.

При длине 140 метров Шехерезада почти равна морскому эсминцу. (Кремль отрицает, что Путин имеет связи с суперъяхтой. Худайнатов не ответил на подробный запрос о комментариях. Lürssen отказалася от комментариев.) На данный момент итальянское агентство государственного имущества платит за содержание Шехерезады и трех других связанных с Россией судов, утверждают источники Bloomberg. Предполагаемая годовая стоимость обслуживания почти 40 миллионов долларов.

За лабиринтом небоскребов в Кэнэри-Уорф, финансовом районе Лондона, находится Собачий остров, район старого дока, где пришвартована 59-метровая голубая суперяхта Phi. Он был там, в безмятежном заливе реки Темзы, с конца марта. Владелец Phi Сергей Науменко — российский застройщик и импортер продуктов питания, не числящийся ни в одном санкционном списке. Но вскоре после начала украинского конфликта Министерство транспорта Великобритании приняло необычайно широкое постановление, позволяющее блокировать любую яхту или самолет, принадлежащие, управляемые или контролируемые лицом, связанным с Россией.

В конце сентября на борту судна находились капитан Гай Бут, новозеландец, много лет работавший на Науменко, и шесть других членов экипажа. Они были заняты, полируя и чистя судно. По меркам суперяхт, Phi относительно скромна, но у нее все еще есть гофрированные панели из сливочной кожи, тиковая палуба, волнистые дубовые половицы и плюшевый серый ковер.


Корабль только успел прибыть в Лондон для доделки, когда его задержали. Судном ни разу не пользовались, фактически оно имеет запах новой машины. Винный погреб, предназначенный для осмотра сверху при прогулке по коридору со стеклянным полом, был пуст. Круглый лакированный обеденный стол на 12 персон и даже бокалы для вина все еще были завернуты в полиэтилен.


Когда в конце марта Phi была заблокирован тогдашним министром транспорта Грантом Шаппсом, он разместил на TikTok видео, в котором назвал владельца олигархом и «другом Путина», что сам Науменко отрицает. «Он никогда не встречался с Путиным, — утверждает Бут. Науменко планирует оспорить законность нового постановления Великобритании. На данный момент он оплачивает техническое обслуживание и экипаж.

«Самолет всегда должен летать, корабль всегда должен плыть. За ними нужно ухаживать, иначе они довольно быстро деградируют».

В конце сентября на яхт-шоу в Монако собрались самые богатые люди мира. Потенциальные покупатели — американцы, немцы, итальянцы, которые запрыгнули на одну из 117 представленных суперяхт. В одной, относительно небольшой,  находилась коллекция явно подлинных картин Эдварда Хоппера и Эгона Шиле, защищенные стеклом и мощным кондиционером. 59-метровая яхта была продана за 27,5 млн евро.

Каждый вечер во время проведения Yacht Club de Monaco участники и гости собирались за напитками на белых диванах в баре, оформленном в морской тематике. Никто не хотел публично говорить о попавших под санкции россиянах или их суперъяхтах. Сообщество, скрытное в лучшие времена, казалось, готово было сделать вид, что русские деньги из иногда необъяснимых источников никогда не проходили через них.

Но подыграли не все — в ресторане у левого борта кто-то раздавал листовки проукраинские листовки. Их быстро убрали. Листовки были нацелены на Burgess, известного брокера, и появились они одновременно с новым неподтвержденным сообщением о том, что компания продает стоящее на якоре на Мальдивах судно, принадлежащее олигарху, находящемуся под санкциями. Burgess отрицает, что владелец находится под санкциями, и говорит, что ведет честный бизнес. В другом месте можно было услышать, как другие брокеры и юристы обсуждали, как заработать деньги, обслуживая находящиеся под санкциями российские суперъяхты в Дубае и Турции. Эти циркулирующие слухи вызвали волнение на шоу.

В июне США наложили санкции на базирующуюся в Монако брокерскую компанию Imperial Yachts за предоставление услуг «ближайшему окружению Путина» (включая многие суда, которые сейчас задержаны). Внесение в черный список США обычно лишает компанию возможности работать, однако в пятницу днем ​​во время выставки яхт по меньшей мере пять человек работали в офисе компании в стиле ар-деко с видом на порт. Джулия Стюарт, директор Imperial, подтвердила в кратком телефонном интервью, что они продолжают работать и что она пытается очистить имя компании. В заявлении Imperial назвал обвинения правительства США «ложными».

«Кто-то однажды сказал мне, что богатство немного похоже на облако, которое никогда не исчезает, — говорит Ойно, архитектор суперяхт. «Он просто перемещается по миру». Он работает в офисе со стеклянным фасадом в Монако, конечно, с видом на море. На стене висит аэрофотоснимок Amadea. В стеклянной витрине модель Dilbar. Хладнокровный Ойно с седеющими бакенбардами не обсуждает конкретных клиентов, но говорит, что большинство из них лично участвуют в проектировании яхт. После начала конфликта России и Украины ему пришлось в одночасье расторгнуть пару контрактов, но в остальном санкции, похоже, его не беспокоят. Хотя о них он тоже предпочитает не говорить.


Он легко расскажет о суперяхтах, особенно о тех, которые он спроектировал, застрявших на мелководье, вне досягаемости их владельцев. «Они не любят сидеть на месте, ничего не делая», — обеспокоенно говорит он. «Самолет всегда должен летать, корабль всегда должен плыть. За ними нужно ухаживать, иначе они довольно быстро деградируют из-за множества систем, которые необходимо обслуживать. Это поправимо, но дорого обходится. И мне интересно, кто за это заплатит?»


Недавно первое судно, принадлежащее попавшему под санкции российскому магнату, было продано с аукциона, но только из-за неоплаченного долга. 73-метровая Axioma была остановлена ​​в Гибралтаре, потому что ее владелец не смог выплатить кредит в размере 20,5 млн евро от JPMorgan Chase & Co. Неназванный покупатель заплатил за яхту 37,5 млн долларов, что составляет лишь половину приблизительной стоимости.

Однако захват и продажа яхты на том основании, что она принадлежит находящемуся под санкциями россиянину, — это совсем другое дело. Полдюжины яхтенных брокеров и морских юристов говорят, что риск от покупки арестованного судна отпугнет большинство интересантов.

Что произойдет, если суперъяхта с новым владельцем скользнет в нейтральные воды, а российский олигарх потребует вернуть свою лодку? Кто сможет спокойно спать по ночам? Некоторые бормотали слова «металлолом», рассуждая о будущем лодок, попавших в ловушку санкций. Так что российские активы стоимостью в миллиарды долларов, скорее всего, годами будут оставаться в юридической неопределенности.

Источник: "Бизнес-центр"