Дурьная история

Сотрудников ФТС проверяют на причастность к транзиту героина

Высокопоставленные сотрудники Федеральной таможенной службы могут стать фигурантами уголовного дела о злоупотреблении служебными полномочиями, сообщил «Известиям» источник в правоохранительных органах. Пока они проходят как свидетели, но их дело уже выделено в отдельное производство. В марте 2021 года международная преступная группировка перевозила наркотики из Ирана и Киргизии в страны Евросоюза через Россию. Судя по материалам проверки, этот транзит стал возможен благодаря «тесному взаимодействию» с двумя сотрудниками ФТС РФ, рассказал источник «Известий».

Тесное взаимодействие

Два высокопоставленных сотрудника Федеральной таможенной службы (ФТС) России могли наживаться на контрабанде наркотиков из Ирана и Киргизии в страны Евросоюза, рассказал «Известиям» источник в правоохранительных органах. Оба — действующие полковники, уточнил он.

В отношении них в конце октября этого года была проведена проверка в порядке ст. 144 и 145 УПК РФ (они предусматривают механизм рассмотрения органами предварительного расследования сообщений о преступлениях). Результатом проверки может стать возбуждение уголовного дела или отказ в нем, а также решение о передаче материалов по подследственности в иное ведомство.

— В марте 2021 года на территории России действовала международная организованная группа, которая занималась контрабандными поставками героина из Ирана в страны Евросоюза. Судя по всему, транзит осуществлялся при тесном взаимодействии с сотрудниками ФТС. Один из наркокурьеров в ходе расследования уголовного дела дал на них показания, затем был проведен оперативный эксперимент, который дополнил его слова объективной информацией, — уточнил источник.

По его словам, собраны доказательства, которые выделены в отдельное производство из уголовного дела годичной давности.

Речь идет о деле, которое отдел дознания Московской областной таможни возбудил в мае 2021 года в отношении четырех иностранцев — Джошара X., Бедира О., Камилова Ю.К., Вушьи И.Л., а также неустановленных лиц по признакам преступлений, предусмотренных пунктами «а» и «б» ч. 4 ст. 229.1 УК РФ («Контрабанда наркотических средств»). Пункт «а» предполагал, что преступление совершалось не в одиночку, а организованной группой, а пункт «б» — что наркотики перевозились в особо крупном размере.

Джошар X. в этой цепочке был обычным курьером, в его обязанности входило получать на территории Киргизии партии героина и переправлять их в Россию. Все указания на эту тему он получал от соучастников посредством находящегося в его пользовании IPhone XS Мах, следует из материалов дела. Там же содержалась информация, которая указывала на то, что в схеме контрабанды могут быть задействованы сотрудники ФТС.

Джошара задержали в апреле 2021 года, но его телефон не изъяли, а решили использовать в оперативном эксперименте. Собственно, вокруг этого телефона всё и завертелось.

Курьер под прикрытием

События развивались, как в детективном сериале. Совместно с сотрудниками Следственного отдела ФТС и ФСБ наркокурьер-неудачник вылетел в Киргизию. Там в апреле, а затем и в мае прошли контрольные закупки крупных партий героина. Возможно, участники сделок что-то заподозрили, и Джошар получил указания от, вероятно, причастного к контрабанде сотрудника ФТС по имени Айтмат (имя изменено. — «Известия») уничтожить ставший опасным мобильный. Но у того рука на дорогую вещь не поднялась.

Джошар удалил из памяти телефона всю компрометирующую информацию и отдал его своему знакомому с просьбой отправить в Турцию и передать родственникам. После этого Джошар и сотрудник ФТС Айтмат, который тоже оказался в Киргизии, приобрели в одном из торговых центров Бишкека новый телефон Xiaomi, о чем тут же уведомили руководителя Айтмата по имени Александр (имя изменено. — «Известия»).

Впоследствии при допросе Джошар чистосердечно рассказал, что, находясь в Киргизии, передал сотрудникам ФТС России Айтмату и Александру $1 тыс. и перевел на подконтрольные им счета $1750 в криптовалюте — за посредничество в контрабанде героина.

Допрошенные по уголовному делу в качестве свидетелей Айтмат и Александр заявили, что выезжали в служебную командировку в Киргизию, но денег ни у кого не брали и противоправных действий не совершали. Других доказательств их причастности, кроме показаний наркокурьера, у следствия на тот момент не было.

Возможно, дело так бы и закончилось ничем, если бы уже в июне этого года адвокат Джошара не принес следователям тот самый IPhone XS Мах и не попросил приобщить его к материалам уголовного дела. Его ходатайство было рассмотрено и удовлетворено.

Телефон оказался действительно тем самым — его идентификационный номер совпал с номером IMEI устройства, находившегося у Джошара на момент проведения его обыска в апреле 2021 года.

— В ходе осмотра удаленная информация была частично восстановлена, она имеет доказательственное значение по уголовному делу, — сообщил источник.

Вопрос полномочий

Теперь, согласно материалам проверки, действия сотрудников ФТС, замешанных в этом деле, квалифицированы как «превышение должностных полномочий, воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования» (ч. 3 ст. 286 и ч. 3 ст. 294 УК РФ). При этом указанные пункты говорят о том, что преступление было совершено группой лиц по предварительному сговору из корыстной или иной личной заинтересованности.

В ч. 3 ст. 294 УК РФ в качестве квалифицирующего признака названо совершение преступления лицом с использованием своего служебного положения. Этот признак относится к вмешательству в деятельность суда и к вмешательству в деятельность прокурора, следователя и лица, производящего дознание. Речь идет о совершении преступления специальным субъектом, использующим свое служебное положение.

«Известия» направили запрос в ФТС с просьбой прокомментировать данную информацию. На момент публикации ответ не получен.

В случае если уголовное дело будет заведено и вину проштрафившихся полковников докажут, им может грозить от 3 до 10 лет. Также их могут лишить права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Перевозка наркотиков транзитом через Россию — один из известных путей их сбыта, рассказал «Известиям» криминолог Яков Гилинский.

— Таких маршрутов в мире очень много, составляются даже карты основных путей. И Россия в них фигурирует. Конечно, траектории постоянно меняются, но и раньше в Европу наркотики возили через нашу страну. В этом случае, вероятно, дело не в конкретной стране, а просто в более удобном пути через нее, — полагает он.

Участие чиновников в схемах перевозки наркотиков не всегда необходимо, уточнил эксперт. Тут всё зависит от вида наркотиков и объема перевозимого груза.

— К примеру, малые пачки чаще всего перевозят «в себе» — преступник проглатывает партию, а затем, так сказать, возвращает ее естественным образом уже в другой стране. А вот если речь про крупную поставку, обычно без участия коррумпированных должностных лиц не обойтись, — отметил Яков Гилинский.

Таможня всегда находилась в зоне повышенной коррупционной привлекательности, напомнил член Совета при президенте по правам человека (СПЧ), председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.

— Еще до реорганизации Государственного таможенного комитета (ГТК) в Федеральную таможенную службу было несколько громких уголовных дел с участием представителей ведомства. Например, в 1994 году расследовалось дело, связанное с Национальным фондом спорта, где одним из фигурантов был представитель ГТК. После этого было дело в 1995–1996 годах — история контрабанды алкоголя и электроники при участии представителей таможни. А в 2000-х произошло «мебельное дело» — контрабанда итальянской мебели, из-за которой случился конфликт между силовыми структурами и таможенниками. И перечислять их можно бесконечно, — рассказал эксперт.

В 1990-х такие схемы получили название «таможенный бизнес», напомнил он. ФТС может «болеть» той же болезнью, что и любое ведомство — коррупционным фактором, уверен директор благотворительного учреждения «Право и порядок» подполковник запаса МВД России Олег Иванников. Желание легко обогатиться — главная мотивация для высокопоставленных чиновников, которые участвуют в подобного рода схемах. А в наркотрафике участвуют большие деньги, что привлекает недобросовестных сотрудников.

Елена Балаян, Роман Солдатов

Источник: "Известия"