«Жертв за людей не считали»

Как пожарный из Донбасса создал в 1980-е самую жестокую банду в истории советской Украины

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о самых известных бандах СССР. Своей дерзостью и жестокостью бандитские группировки советских времен ничуть не уступали тем, что появились в лихие 1990-е на руинах СССР. В прошлый раз речь шла о том, как банда милиционера из Ленинграда пыталась устроить госпереворот в СССР. Сегодня наш рассказ — о самой жестокой банде в истории Украинской ССР, которую сколотил пожарный Сергей Данильченко. Своих жертв разбойники пытали раскаленными утюгами и не щадили ни детей, ни стариков. Но самым страшным их оружием были кулаки главаря, который за мощные удары получил прозвище Кувалда.

Конец июня 1987 года. Квартира семьи Прохоренко на улице 60-летия ВЛКСМ в городе Сочи. Проводив мужа в командировку, Анна Прохоренко занимается домашними делами, а ее десятилетний сын Антон играет в своей комнате. Внезапно раздается стук в дверь. Едва открыв ее, Анна получает сильный удар в лицо и теряет сознание.

В квартиру врываются двое мужчин с черными капроновыми чулками на лицах. Они осматривают жилье, доходят до комнаты Антона и там хладнокровно забивают мальчика кулаками. Затем бандиты берут кухонные ножи и возвращаются к Анне, которая едва пришла в себя.

Позже судмедэксперты собьются со счета, пытаясь определить число ножевых ранений на теле женщины. Анна и ее сын стали жертвами Сергея Дальниченко по кличке Кувалда и его подельника Валерия Синилова — участников самой жестокой банды в истории Украинской ССР.

***

Свой криминальный путь Сергей Данильченко начал сразу после окончания школы в родной Горловке (Донецкая область). В конце 70-х он совершил первое разбойное нападение и попал за решетку. На зоне Данильченко получил прозвище Кувалда: еще школьником он посещал секцию карате, где ему поставили удар сокрушительной силы.

Нокаутировав на зоне пару противников, Сергей получил репутацию беспощадного отморозка, которого побаивались даже бывалые зэки. Вскоре за первым сроком Данильченко последовал второй, вновь за разбой. На свободу 22-летний Сергей вышел в 1984 году одновременно с другом и сокамерником Валерием Геращенко.

Именно он уговорил Данильченко вместе поехать в его родное село Шабо в Одесской области и там ограбить пожилых соседей-стариков. Сергей и Нина Амбарлий долгое время вели большое хозяйство, поэтому Геращенко предположил, что они успели накопить хорошие деньги — возможно, несколько десятков тысяч рублей.

Приехав в Шабо, подельники сначала пили неделю, а затем пошли на дело. В дом Амбарлий они постучались посреди ночи, напугав хозяев. Но, заметив знакомое лицо Геращенко, Сергей Амбарлий не заподозрил подвоха и впустил разбойников в дом. Данильченко одним ударом убил хозяина, сломав ему шею ребром ладони.

Удар у Данильченко был не просто мощный — мощнейший. Других и не нужно было

Михаил Турков

бывший следователь по особо важным делам прокураторы Донецкой области

Хозяйка была в соседней комнате, она все слышала, но не могла ничего сделать — из-за болезни она была уже несколько лет прикована к постели. Немощное состояние жертвы не остановило преступников: сначала Данильченко переломал женщине все ребра, а затем стал прижигать ей лицо раскаленным утюгом, чтобы заставить ее рассказать, где лежат сбережения.

Как оказалось, все это было напрасно — весь капитал супругов Амбарлий составлял скромные 300 рублей. Взбешенный этим, Данильченко приказал Геращенко добить Нину как ненужного свидетеля. Но бандит так и не смог этого сделать: он симулировал перед подельником, что душит пожилую женщину, и тем самым спас ее.

Позже Геращенко расскажет следователям, что Нина Амбарлий относилась к нему хорошо, когда он был ребенком, и угощала сладостями, поэтому он просто не смог расправиться с ней.

«Они выбирали беззащитных граждан»

В этот же день разбойники уехали в Горловку. Но долго их тандем не продержался: Данильченко узнал, что Геращенко оставил свидетельницу в живых и стал относиться к нему с недоверием. А Геращенко начал подозревать Данильченко в том, что тот собирается его убить, и сбежал из города.

Вскоре после этого Данильченко удалось получить должность старшего пожарного в части №81.

Туда не брали бывших уголовников, тем более рецидивистов, но новоиспеченный сержант Данильченко об этих эпизодах своей биографии умолчал. А отдел кадров при этом проявил удивительную халатность, не проверив данные новичка. К слову, именно из-за этого коллегой Данильченко оказался еще один матерый рецидивист — Геннадий Житник по кличке Хлыст.

Работа в пожарной части была ведомственной. УВД, проверяя Данильченко и Житника, должно было обратить внимание на их судимости и не допустить их к этой работе Михаил Турков бывший следователь по особо важным делам прокураторы Донецкой области

Бывшие зэки быстро нашли общий язык и в сентябре 1985 года отправились в совместный отпуск в Сочи. Там они решили напасть на местную жительницу, которая сдавала туристам комнаты в своем доме. К пенсионерке, живущей на Демократической улице, бандиты явились под видом арендаторов.

Убедившись, что в доме никого нет, они достали ножи и потребовали, чтобы женщина отдала им все сбережения. Испуганная пенсионерка выдала весь свой доход за сезон — 3700 рублей, прося лишь об одном: пощадить ее. Но разбойники затянули на шее жертвы веревку и душили до тех пор, пока она не потеряла сознание.

Однако Кувалда и Хлыст просчитались: они думали, что убили пожилую женщину, но та выжила, очнулась и после ухода преступников позвала на помощь. К ней в больницу пришли милиционеры, но она так и не смогла описать преступников.

Бандиты выбирали беззащитных граждан, часто пенсионерок. Они обычно действовали на окраине города или в каком-нибудь поселке, отдаленном от центра Николай Переверзев бывший начальник следственной части прокуратуры Донецкой области

Следующей жертвой Кувалды и его сообщника должна была стать жительница Пионерской улицы, которая тоже сдавала квартиру. Но совершить налет до конца отпуска бандиты не успели — не подвернулось подходящего момента. Вернувшись в Горловку, они приступили к работе, попутно подыскивая новых жертв.

Одной из них стал богатый мясник из города Енакиево. Выследить его преступники смогли без труда: заказали кусок вырезки через посредника, а затем проследили, куда он пойдет за мясом. Напасть на мясника сообщники решили в дни ноябрьских праздников 1985 года.

Властелин кольца

В доме мясника разбойники появились утром. Первым делом они вбежали в гостиную, где находилась невестка хозяина на последнем месяце беременности. Кувалда без раздумий нанес ей нокаутирующий удар в голову, молодая женщина потеряла сознание, а позже лишилась ребенка.

От следующего удара в голову погибла мать мясника, которая прибежала на шум. Но когда на помощь женщинам поспешили мужчины, которые находились в доме, Кувалда и Хлыст решили бежать. Неудача разозлила их: выждав месяц, они заявились в квартиру замдиректора горловской шахты имени Ленина.

Хозяина дома не было, дверь бандитам открыла его 80-летняя мать, которую они сразу же забили до смерти. Обыскав квартиру, Кувалда и Хлыст нашли 300 рублей наличными и шкатулку с драгоценностями на сумму более трех тысяч рублей. Она через некоторое время привела к ссоре между бандитами.

В шкатулке лежал перстень с красивым крупным янтарем. Кувалда хотел подарить его начальнице пожарной части, чтобы добиться ее расположения, но Хлыст хотел оставить перстень себе. Бандиты даже подрались из-за него, а затем перестали общаться.

Тогда Кувалда решил действовать в одиночку: в феврале 1986 года он предложил своей сожительнице Татьяне Афоничкиной поехать в Сочи. Вместе они хотели напасть на ту самую жительницу Пионерской улицы, на которую не напали раньше. При этом Афоничкина выступала в роли потенциальной квартиросъемщицы, которая заранее позвонила хозяйке.

Та обрадовалась будущей гостье: в Сочи был мертвый сезон, и комнаты в ее доме пустовали. Но когда хозяйка в назначенное время открыла дверь, то вместо Афоничкиной увидела Кувалду. Тот одним ударом сломал женщине челюсть, а затем стал пытать ее, чтобы узнать, где она прячет деньги. Пытки продолжались несколько часов, но в итоге добычей грабителей стали всего 60 рублей.

Бей своих

Уйти без шума преступникам не удалось: в квартире появился сосед, который собирался провожать хозяйку к вечернему поезду и помогать в поиске жильцов. Он оказался крепким мужчиной: выдержал два удара Кувалды и, прежде чем потерять сознание, успел позвать на помощь.

Бандит вместе с сообщницей успели ускользнуть за пару минут до того, как из соседних домов стали выбегать жильцы. После этого преступления Кувалда понял, что ему нужен крепкий напарник. Но Хлыст мириться не собирался, и тогда Кувалда предложил соседу и другу детства Валерию Сташуку стать его подельником.

Жизнь Сташука была неустроенной: он слыл тунеядцем, толком нигде не работал, но при этом имел на иждивении жену и маленького ребенка. Идея получить шальные деньги ему понравилась, он даже предложил Кувалде напасть на директора одного из пивбаров Горловки, о богатстве которого в городе ходили слухи.

Пока подельники обдумывали план нападения, к ним примкнул Хлыст. Он сразу невзлюбил Сташука и стал предлагать Кувалде расправиться с ним, поскольку тот якобы был слабым. На его место Хлыст сватал своего подчиненного — надежного и крепкого пожарного Валерия Синилова.

Кувалда согласился, и вместе с Хлыстом они заманили новичка в Северск, где в условленном месте на берегу реки Бахмут их ожидал Синилов. Но Сташук почуял неладное лишь тогда, когда главарь напал на него. Кувалда пытался задушить противника, но тот успел прыгнуть в реку с низкого моста.

Однако бандиты достали Сташука из воды, нанесли ему несколько ударов ножом, задушили и, привязав к его телу кусок кирпичной стены, бросили в реку. Вернувшись в Горловку, разбойники сказали жене убитого, что тот якобы влюбился в девушку из Прибалтики и уехал с ней на берег Балтийского моря. И жена Сташука, зная его, легко в это поверила.

«Потерпевших не считали за людей»

Между тем банда Кувалды решила ограбить того самого директора пивбара, о котором рассказывал Сташук. Прежде чем пойти на дело, Хлыст одолжил у своего родственника — лейтенанта милиции — его служебную форму. Увидев на пороге милиционера, обычно очень осторожный директор спокойно впустил его в дом.

Вскоре хозяин скончался от болевого шока: бандиты пытали его раскаленным утюгом, но не успели выяснить, где он прячет деньги. Потом домой вернулась жена погибшего, и ее ждали еще более жестокие пытки.

Когда женщина наконец выдала тайник, где лежало всего 600 рублей, ее повесили на трубе парового отопления, а затем подожгли дом. Причем тушила его команда пожарных во главе с Кувалдой и Хлыстом, которые успели добежать до работы и тем самым обеспечили себе алиби.

Впрочем, оно им даже не пригодилось: на обгоревших телах эксперты не нашли ни ножевых, ни огнестрельных ранений, поэтому сыщики предположили, что пожар в доме директора пивбара — всего лишь несчастный случай. Узнав об этом, бандиты обрадовались и взяли на заметку способ сокрытия следов при помощи огня.

Их следующей жертвой стала жительница Горловки Людмила Нахрапенко: она слыла зажиточной, потому что держала у себя около 50 свиней. Ближе к вечеру разбойники залезли к ней в дом через открытое окно и спрятались под кроватью. Дождавшись, пока хозяйка уснет, бандиты выбрались из своего укрытия и напали на нее.

Людмилу связали, сильно избили и пытали раскаленным утюгом. А после, еще живую, облили найденным в доме самогоном и подожгли. Ничего ценного, кроме кошелька с остатками пенсии, в доме Людмилы им найти не удалось.

Банда Данильченко отличалась цинизмом в своих действиях. Не щадили потерпевших и, наверное, за людей даже не считали Николай Переверзев бывший начальник следственной части прокуратуры Донецкой области

После этого преступления Кувалда в компании Синилова отправился отдыхать в Сочи. В конце июня 1987 года, изучая местную газету, они наткнулись на объявление о продаже импортной мебели (по другим данным — магнитофона «Скиф»). Вскоре разбойники отправились к продавцу — инженеру Илье Прохоренко (речь об этом шла в начале статьи).

Прохоренко встретили их как покупателей. Бандиты даже задаток дали. Говорили: мы у вас купим, вот вам задаток, мы придем еще Михаил Турков бывший следователь по особо важным делам прокураторы Донецкой области

Бандиты и правда вернулись в дом Прохоренко, но уже не в качестве покупателей. Оценив богатую обстановку квартиры, они решили совершить налет. А глава семьи, на свою беду, подсказал удачное время: обсуждая сделку с «покупателями», он обмолвился, что завтра отбывает в недельную командировку.

Не зная жалости

Убив Анну Прохоренко и ее десятилетнего сына Антона, разбойники забрали из их дома 250 рублей, магнитофон «Скиф», импортный шампунь, алкоголь и пустые коробки из-под импортных сигарет — в качестве украшения. К тому моменту банду Кувалды в Сочи уже искали, сыщики занялись ею после налета на пенсионерку с Демократической улицы.

Они быстро поняли, что серия преступлений на берегу Черного моря — дело рук приезжих преступников — «гастролеров». Но дальше этого вывода следователи поначалу не продвинулись.

Очевидцев этого убийства не было. Никто практически ничего не слышал и не видел Михаил Турков бывший следователь по особо важным делам прокураторы Донецкой области

Тем временем Кувалда вернулся в Горловку и вместе с Хлыстом отправился домой к одному из руководителей шахты имени Ленина. Убитый после пыток мужчина стал последней жертвой банды, не знавшей жалости. Бандиты попались на попытке продать орден Ленина, похищенный у одной из жертв: на это дело Кувалда отправил свою любовницу Афоничкину.

Она попыталась продать орден, содержащий драгоценные металлы, одному из знакомых стоматологов в Горловке, но тот вызвал милицию. На допросе Афоничкина заявила, что награду ей подарил случайный знакомый, и до конца настаивала на этой версии. Подозреваемую отпустили, но установили за ней слежку.

Вскоре Афоничкина вывела сыщиков на своих подельников: когда она села в «Жигули» к Кувалде, Хлысту и Синилову, группа слежения получила команду на захват. После недолгой погони всех бандитов скрутили. По другой версии, на скамью подсудимых разбойников привела их любовь к красивой жизни.

Своими кутежами, во время которых они спускали явно больше денег, чем зарабатывали, бандиты привлекли внимание оперативников Горловки.

Была создана следственно-оперативная группа, в которую входило шесть следователей прокуратуры. Данное уголовное дело находилось на особом контроле в генпрокуратуре СССР Александр Гайфулин бывший следователь по особо важным делам прокуратуры Донецкой области

Последние смертники

В 1988 году на допросах Валерий Синилов отмалчивался, и тогда к нему в СИЗО под видом обычного арестанта подсадили милицейского осведомителя. Вскоре он рассказал сокамернику, как расправился с семьей сочинского инженера, а позже дал официальные признательные показания и сдал своих подельников.

Уже в ходе следствия выяснилось, что Кувалда нередко использовал свое служебное удостоверение, представляясь пожарным инспектором или новым участковым, чтобы усыпить бдительность будущих жертв. Бандиты вели себя во время следственных действий настолько нагло, что поражали даже многое повидавших следователей.

Они смотрели видео следственных экспериментов со своими адвокатами чуть ли не как мультфильм. Смеялись, обсуждали действия каждого Александр Гайфулин бывший следователь по особо важным делам прокуратуры Донецкой области

Горькая правда стала шоком для ближайших родственников бандитов — они отреклись от них и не ходили на судебные заседания. Первый подельник Кувалды Валерий Геращенко был задержан после показаний главаря и за участие в нападении на супругов Амбарлий отправился в колонию строгого режима. Попала на женскую зону и любовница Кувалды Афоничкина.

В феврале 1989 года суд признал главаря банды и его подельников виновными в 32 разбойных нападениях, всех троих приговорили к исключительной мере наказания. Верховный суд СССР, куда осужденные обращались с жалобами, оставил приговор без изменения.

Казни Кувалда и его подельники ждали несколько лет. Бандитам было суждено стать последними смертниками, расстрелянными на Украине до введения моратория на смертную казнь.

Анна Комиссарова

Источник: "Лента.Ру"